Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Раскрытие информации
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за апрель 2024
Арбитраж за март 2024
Арбитраж за февраль 2024
Арбитраж за январь 2024
На главную

Арбитраж за март 2024

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за март 2024 года

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ ОТ 05.03.2024 N 9-П

Заявители обратились в Конституционный суд РФ, усомнившись в соответствии Конституции РФ положений части 2 статьи 16.2 КоАП Российской Федерации, согласно которой заявление декларантом либо таможенным представителем при таможенном декларировании товаров недостоверных сведений о декларируемом товаре рассматривается как административное правонарушение.

Нарушение со стороны заявителей состояло в том, что они при декларировании неверно указали вес брутто товара. При этом фактический вес брутто одного товара товарной партии оказался выше заявленного, а фактический вес брутто других товаров товарной партии - меньше заявленного, при этом фактический общий вес брутто всех товаров изменился в меньшую сторону. Несмотря на то, что общая таможенная стоимость товаров, не увеличилась, недостоверность заявленных сведений потребовала корректировки таможенной стоимости одного из товаров в сторону увеличения, что послужило, основанием для привлечения декларантов к ответственно по. 2 ст.16.2 КоАП РФ.

Конституционный суд обратил внимание, что оспариваемый состав является материальным, поскольку необходимо установить - как факт заявления недостоверных сведений в таможенной декларации, так и то, что они послужили или могли послужить основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера. По мнению КС РФ, не всякое недостоверное декларирование товара, даже формально свидетельствующее о незаконном перемещении через таможенную границу Союза, с необходимостью влечет наступление публично-правовой ответственности.

Привлечение же к административной ответственности за заявление недостоверных сведений о весе брутто одного из товаров товарной партии в случае, когда это не повлекло и не могло повлечь увеличения таможенной стоимости товарной партии в целом - по сути, приводит к трансформации состава административного правонарушения в формальный вопреки существу рассматриваемых отношений, что не допустимо.

Признавая оспариваемую норму не противоречащей Конституции Российской Федерации, КС РФ указал, что конституционно-правовой смысл части 2 статьи 16.2 КоАП Российской Федерации, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ СПОРАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 15.03.2024 N 305-ЭС23-22721 ПО ДЕЛУ N А40-243943/2022

Иностранная компания (Иран) - единственный акционер российского Общества – направило нераспределенную прибыль прошлых лет на увеличение уставного капитала общества. При этом, каких-либо выплат в денежной форме от Общества его единственному акционеру - иностранному юридическому лицу не производилось.

По мнению налогового органа, тем самым, иностранной компанией от Общества получены подлежащие налогообложению дивиденды, и одномоментно иностранное юридическое лицо направило их на увеличение уставного капитала общества. Соответственно, Общество должно было выполнить обязанности налогового агента по налогу на прибыль организаций, и уплатить налог в бюджетную систему, что обществом сделано не было.

 Обществу был доначислен налог на прибыль организаций с дохода, выплаченного иностранному юридическому лицу в виде дивидендов от российской организации, начислены пени и штраф.

Суды трех инстанций отказали Обществу в признании доначислений незаконными.

Верховный суд РФ не согласился с таким подходом, указав на необходимость учитывать положения Соглашения между Правительством РФ и Правительством Исламской Республики Иран от 06.03.1998 "Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов в отношении налогов на доходы и капитал" в части запрета дискриминации, когда налогоплательщик подвергается более обременительным условиям налогообложения в Российской Федерации только по причине его иностранного статуса (дискриминация по признаку резидентства получателя дохода).

Поскольку для российской организации - акционера выгода от прироста стоимости капитала акционерного общества в размере, соответствующем увеличению уставного капитала за счет нераспределенной прибыли, не рассматривается законодателем в качестве подлежащего налогообложению дохода, то не имеется оснований подвергать более обременительному налогообложению в рассматриваемой части иностранного акционера, сохранившего капитализацию российской организации.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА ОТ 05.02.2024 N Ф07-22449/2023 ПО ДЕЛУ N А56-21551/2023

Работник представил в Общество листок временной нетрудоспособности за период с 09.05.2022 по 23.05.2022. Проверкой СФР (далее –Фонд) было установлено, что работник на момент наступления страхового случая по временной нетрудоспособности осуществлял трудовую деятельность одновременно в Обществе и в другой организации, причем каждая из них в силу заключенных трудовых договоров являлась основным работодателем.

При этом период с 09.05.2022 по 23.05.2022 учтен Обществом как дни невыхода работника на работу по болезни на основании электронного листка нетрудоспособности, а другой организации работнику были проставлены рабочие дни.

Полагая, что осуществление трудовой деятельности в организации по совместительству в период временной нетрудоспособности является нарушением режима, предписанного лечащим врачом, Фонд вынес решение о возмещении излишне понесенных расходов на выплату страхового обеспечения и о привлечении страхователя к ответственности. 

Не согласившись с решениями Фонда и полагая их незаконными, Общество обратилось в арбитражный суд. 

Суды первой и второй инстанции пришли к выводу, что произведенная Обществом работнику выплата пособия по нетрудоспособности не противоречит действующему законодательству, поскольку факт наступления страхового случая удостоверен листком нетрудоспособности работника, в котором отсутствует отметка медицинского учреждения о нарушении работником режима лечения.

В отсутствие отметки медицинской организации о нарушении работником предписанного лечащим врачом режима в листке нетрудоспособности, Общество не могло знать об осуществлении работником трудовой деятельности в другой организации в период временной нетрудоспособности.

Сам по себе факт осведомленности Общества о наличии трудовых отношений между работником и другой организацией не свидетельствует о том, что Общество знало или должно было знать об осуществлении работником трудовой деятельности в иной организации в период временной нетрудоспособности.

 Кассационная инстанция, не нашла оснований для отмены приятых судебных актов.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 04.03.2024 N Ф09-9372/23 ПО ДЕЛУ N А50-18677/2022

Обществу начислены НДС, налог на прибыль организаций, пени, штрафы ввиду создания налогоплательщиком формального документооборота. Основанием доначисления явились выводы налогового органа об умышленных действиях должностных лиц общества по регистрации ряда работников в качестве индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения (6 %), и заключению фиктивных договоров на выполнение работ, которые фактически выполнялись ими в рамках трудовых отношений.

Выявив признаки получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, инспекция исключила из состава расходов суммы вознаграждения третьим лицам (ИП).

Суды первой и апелляционной инстанций согласились с доводами налогового органа о доказанности фактов искажения документооборота в части реально уплаченных предпринимателям за выполненные работы сумм.

Вместе с тем, суд первой инстанции указал, на то, что произведенные инспекцией расчеты налоговых обязательств по налогу на прибыль, произведенные в рамках налоговой реконструкции, не могут быть признаны обоснованными.

Так, выявив признаки получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, инспекция произвела реконструкцию налоговых обязательств Общества по налогу на прибыль организаций, исключив из состава расходов суммы вознаграждения третьим лицам.

Суды пришли к выводу, что денежные средства, перечисленные на счета ИП в счет оплаты по договорам подряда использованы ими по своему усмотрению на личные нужды. В данном случае, налоговым органом не доказано, что указанные денежные средства были возвращены Обществу.

В отсутствие доказательств иного распределения денежных средств, полученных по спорным договорам ИП, выплаты в силу статьи 129 ТК РФ были квалифицированы судом первой инстанции как заработная плата (вознаграждение за труд).

При этом расходы на оплату труда в силу статьи 255 НК РФ являются расходами налогоплательщика, учитываемыми при определении объекта налогообложения по налогу на прибыль организаций.

Суд округа поддерживает вывод суда первой инстанции о том, что оснований для исключения из состава расходов, учитываемых при определении объекта налогообложения по налогу на прибыль организаций, спорных расходов по взаимоотношениям с предпринимателями у инспекции не имелось, правомерность доначисления налога на прибыль организаций, в указанной части, налоговым органом не доказана.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА ОТ 11.03.2024 N Ф06-13161/2023 ПО ДЕЛУ N А65-12179/2023

Налоговый орган пришел к выводу, что Обществом получена необоснованная налоговая экономия в результате взаимоотношений по поставке нефти через посредников.

 По мнению Инспекции, Общество имело возможность и средства приобретать продукцию напрямую, знало реальную цену этой продукции, следовательно, могло избежать негативного экономического эффекта в виде дополнительно понесенных необоснованных затрат. Однако, налогоплательщик целенаправленно приобретал нефть по завышенным ценам с целью получения необоснованной налоговой экономии и, как следствие, необоснованное применение вычетов по НДС и списание в расходы по налогу на прибыль организаций.

Однако суды указали на отсутствие доказательств, согласованных действий общества с контрагентами как первого, так и последующих звеньев, направленных на неправомерное уменьшение налоговой обязанности, а также использование контрагентов с целью уклонения от уплаты налогов путем включения в цепочку поставок от производителя до конечного покупателя.

Кроме того, доказательств несоответствия цен товара рыночным ценам, возможности приобретения товара с затратами ниже тех, что учтены налогоплательщиком, не представлено; факт взаимозависимости, подконтрольности или согласованности действий налогоплательщика с контрагентами не установлен.

Оставляя решения нижестоящих судов в силе, кассационная инстанция также отметила, что увеличение налоговых вычетов и, соответственно, завышение расходов за счет участия в сделках трейдеров само по себе не означает получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, так как каждый участник сделок с нефтью несет свою долю налогового бремени исходя из стоимости реализованных товаров.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 06.03.2024 №Ф09-360/24 ПО ДЕЛУ № А60-9199/2023

По итогам проверки налоговым органом Обществу доначислен налог на прибыль, соответствующие пени и штраф.

Основанием для доначисления указанных сумм послужил вывод инспекции о неправомерном отражении в составе внереализационных расходов сумм на формирование резервов по сомнительным долгам по операциям со спорными контрагентами. Налоговый орган настаивал, что спорная задолженность не может быть признана сомнительной для формирования резерва в налоговом учете, поскольку по данным бухгалтерского учета резерв не создавался; результаты выявления ошибки в 2021 году надлежащими первичными документами не подтверждены.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказано. Апелляционный суд данное решение отменил.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что реальность хозяйственных операций со спорными поставщиками налоговым органом не опровергнута; факт возникновения сомнительной задолженности в 2018 году, вопреки позиции налогового органа, подтвержден материалами дела, в связи с чем оснований для непринятия документально подтвержденных расходов налогоплательщика апелляционной коллегией не выявлено.

Окружной суд согласился с позицией апелляционной инстанции, отметив, что нарушение Обществом положений бухгалтерского учета является основанием для привлечения к административной ответственности или к налоговой ответственности, но не для отказа в принятии документально подтвержденных расходов для целей исчисления налога на прибыль, поэтому ссылки налогового органа на нарушение налогоплательщиком положений бухгалтерского учета правомерно не приняты судом во внимание.

Доначисляя налог на прибыль, налоговый орган не может ограничиваться ссылкой на нарушение налогоплательщиком какого-либо из положений бухгалтерского учета, а должен установить, что это нарушение привело к неправильному определению доходов или расходов.

Поскольку какого-либо факта причинения ущербу бюджету не доказано, претензии инспекции сводятся к формальному несоответствию данных налогового и бухгалтерского учета, суд округа не находит правовых оснований для выводов о законности произведенных налоговым органом доначислений.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА ОТ 12.03.2024 N Ф10-775/2024 ПО ДЕЛУ N А35-11555/2022

Обществу, по результатам проверки, были доначислены суммы налогов, а также начислены штрафы и пени. Требование инспекции об уплате были проигнорированы Обществом, в связи с чем, инспекцией принято решение о взыскании задолженности за счет денежных средств на счетах общества и приостановлении операций по счетам общества в банке.

Инспекцией были направлены в банк инкассовые поручения на списание и перечисление в бюджет необходимых денежных средств со счетов Общества.

Таким образом с Общества была взыскана часть задолженности, в том числе суммы НДС и налога на прибыль, а также соответствующие пени.

Посчитав, что пени не могут списываться ранее, чем полностью будет списана соответствующая сумма налога, Общество обратилось в инспекцию с заявлением об уточнении платежа путем его зачета в счет уплаты основного долга по налогам, доначисленным по результатам налоговой проверки. сославшись на нарушение при списании спорных сумм норм п. 5 ст. 75 НК РФ, согласно которым пени уплачиваются одновременно с уплатой сумм налога или после уплаты таких сумм в полном объеме.

Суды первой и апелляционной инстанций, пришли к выводу о том, что инспекция, рассматривая указанное заявление общества, обязана была учесть законом очередность списания денежных средств общества и, выявив допущенное банком нарушение этой очередности, обязана была уточнить платеж, путем зачета в счет уплаты основного долга по доначисленным налогам.

Суд кассационной инстанции, исходя из того, что Банк, получив от инспекции инкассовые поручения, при списании должен был руководствоваться положениями не только ст. 855 ГК РФ, но и положениями п. п. 5, 6 ст. 75 НК РФ, не допуская взыскания пеней ранее взыскания недоимки по налогу, не нашел оснований для отмены судебных актов.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА ОТ 06.03.2024 № Ф03-466/2024 ПО ДЕЛУ № А80-83/2023

По результатам проведенной налоговым органом камеральной налоговой проверки обществу отказано в возмещении НДС и предложено уменьшить сумму НДС, излишне заявленную к возмещению из бюджета.

По мнению инспекции, обоснованность налоговых вычетов не подтверждена первичной документацией, поскольку не представлены счета-фактуры и документы, подтверждающие приемку (передачу) товаров.

Как было установлено ранее принятым судебным актом, вступившим в законную силу, установлен факт поставки спорного товара (о чем прямо указано в решении суда), отсутствие возможности обязать Правопреемника предоставить УПД ввиду фактического нахождения товара на хранении у иного лица, а также обязанность указанного лица осуществить передачу товара.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом, требования Общества были удовлетворены. Суды пришли к выводу, что обязательства сторонами по договору поставки выполнены; Обществом приняты все возможные меры для получения от контрагента необходимых документов с целью получения налоговых вычетов; добросовестность общества и правомерность заявленных им налоговых вычетов по НДС доказаны; ввиду реорганизации контрагента представление им обществу счетов-фактур по поставке невозможно.

Суд округа согласился с выводами предыдущих судебных инстанций отметив, что экономический источник для вычета (возмещения) налога в бюджете создан. Со стороны инспекции данные обстоятельства в ходе рассмотрения дела не оспаривались и объективно ничем не опровергнуты.

Между тем формальный подход, связанный с отказом в применении вычетов по НДС по мотиву одного лишь факта отсутствия счетов-фактур с выделенной суммой НДС при осуществлении операций, подлежащих обложению НДС, без оценки действий налогоплательщика, недопустим.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА ОТ 04.03.2024 N Ф10-416/2024 ПО ДЕЛУ N А36-1861/2023

Налоговый орган посчитал, что оказание обществом услуг по предоставлению питания своему работнику является объектом налогообложения НДС, Обществом завышен НДС, заявленный к возмещению из бюджета. По результатам проведенной в отношении общества проверки налоговым органом было принято оспариваемое решение, согласно которому обществу была уменьшена сумма заявленного к возмещению НДС.

Судами установлено, что предоставление бесплатного питания предусмотрено трудовым договором, заключенным между обществом и его работником.

Питанием обеспечивался только работник Общества в соответствии с условиями Правил внутреннего трудового распорядка и трудового договора, что обусловлено спецификой и характером работы в организации, с целью создания для работника надлежащих условий труда.

Такого рода обеспечение работника питанием, вытекало из условий Правил внутреннего трудового распорядка и трудового договора, было связанно с исполнением работником трудовых обязанностей и не являлось безвозмездной передачей услуг (товара).

Также было установлено, что общество во исполнение принятых на себя обязательств по обеспечению своего работника питанием производило выплату работнику в натуральной форме, исчисляя с указанных выплат НДФЛ и страховые взносы.

Поскольку экономическую выгоду в денежной или в натуральной форме общество в данном случае не получало, то цель реализации услуг по организации питания сотрудника, продуктов питания отсутствовала, поскольку такая деятельность для общества являлась обязательной в силу действующего законодательства, Правил внутреннего трудового распорядка и трудового договора. 

Суд кассационной инстанции подтвердил правильность выводов нижестоящих судов, поскольку организация питания работника непосредственно связана с производственной деятельностью общества, последним выполнены все условия для применения налоговых вычетов, у налогового органа отсутствовали основания для принятия оспариваемого решения в части уменьшения суммы заявленного к возмещению обществом НДС.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 22.03.2024 N Ф09-1079/24 ПО ДЕЛУ N А50-17706/2022

Обществу начислены налог на прибыль, НДС, пени, штрафы по мотиву необоснованных применения вычетов и учета расходов по фиктивным сделкам поставки нефтепродуктов, оказания транспортных услуг.

Суд первой инстанции такие выводы налогового органа поддержал. Суд апелляционной инстанции, с выводами суда первой инстанции не согласился.

Отменяя решение суда первой инстанции, апелляционный суд, отметил, что при вменении налогоплательщику создания формального документооборота налоговой инспекцией должно быть доказано, что приобретение товаров (работ, услуг) налогоплательщиком не имело места в действительности, либо спорный товар (работы, услуги) хотя и был получен налогоплательщиком, но фактически поставлен (услуги исполнены) иными лицами.

Между тем доказательств, с безусловностью подтверждающих изложенное, налоговым органом не добыто.

Из имеющихся в материалах дела доказательств следует, что все финансово-хозяйственные операции, совершенные налогоплательщиком со спорными контрагентами, отражены как в его учете, так и в учете спорных контрагентов. При этом, в ходе проверки налоговым органом не были установлены обстоятельства изготовления документов от имени и с использованием печатей контрагентов последующих звеньев.

Спорными контрагентами налогоплательщику была предоставлена вся первичная документация, подтверждающая закупку ТМЦ и отражение их в книгах покупок и продаж. Сомнений относительно содержания представленных документов от налогового органа не поступило.

Налоговым органом не представлено доказательств неблагонадежности спорных контрагентов.

При таких обстоятельствах, кассационный суд согласился с выводами апелляционной инстанции, что контрагенты заявителя осуществляли реальную предпринимательскую деятельность, фактическая невозможность исполнения спорными контрагентами услуг инспекцией не доказана, суд апелляционной инстанции правомерно пришел к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит отмене, заявленные требования - удовлетворению.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА ОТ 14.03.2024 N Ф04-691/2024 ПО ДЕЛУ N А70-12528/2023

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Инспекции о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением суда первой инстанции, в удовлетворении заявленного требования отказано.

При рассмотрении апелляционной жалобы Обществом и Инспекцией были заявлены ходатайства об участии в судебном заседании путем использования системы веб-конференции, которые были удовлетворены судом апелляционной инстанции.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было оставлено без изменений, а апелляционная жалоба без удовлетворения.

Не согласившись с постановленными судебными актами Общество обратилось в суд округа с кассационной жалобой, ссылаясь на то, что при удовлетворенном ходатайстве представитель, подключившийся к системе веб-конференции, не был допущен в судебное заседание.

Как установил суд кассационной инстанции, в судебном заседании принимал участие только представитель Инспекции, а представитель Общества, согласно протоколу, не обеспечил свое участие в судебном заседании с использованием системы веб-конференции информационной системы "Картотека арбитражных дел" (онлайн-заседание), несмотря на ранее удовлетворенное судом ходатайство.

В тоже время материалы дела, в том числе в электронном виде свидетельствуют о подключении к судебному онлайн-заседанию помимо суда двух лиц: представителя инспекции Поповой К.А. и не идентифицированного лица "Fellow Jitster".

Согласно ответу службы технической поддержки Pravo.tech подключение к судебному онлайн-заседанию произведено судом в 10:55:58, представителя Общества в 10:56:10, представителя Инспекции в 10:56:29.

По мнению кассационного суда, указанные обстоятельства свидетельствуют о наличии технических проблем с подключением представителя Общества к онлайн-заседанию.

Суд округа посчитал, что в данном случае рассмотрение апелляционной жалобы не могло состояться, апелляционный суд должен был отложить судебное заседание или объявить перерыв в судебном заседании.

Дело передано на новое рассмотрение, поскольку разрешение апелляционной жалобы по существу в отсутствие представителя привело к ограничению права налогоплательщика на доступ к правосудию.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА ОТ 14.03.2024 N Ф07-508/2024 ПО ДЕЛУ N А42-6912/2022

Обществом при исчислении налога на имущество применена кадастровая стоимость согласно выписки Росреестра по состоянию на 01.01.2020.

Однако Инспекцией в ходе камеральной налоговой проверки была получена выписка Росреестра, содержащая иные, превышающие значения, указанные Обществом, сведения о кадастровой стоимости объектов недвижимого имущества также по состоянию на 01.01.2020. 

Инспекция, посчитав, что неверное указание кадастровой стоимости объектов недвижимого имущества по состоянию на 01.01.2020 привело к занижению суммы налога за 2020 год, доначислила Обществу налог на имущество организаций и пени.

Из представленных Росреестром пояснений следует, что в период с 05.02.2021 по 16.04.2021 при формировании выписок о кадастровой стоимости при наличии в сведениях об объекте недвижимости нескольких значений кадастровой стоимости с одинаковой датой начала применения (как в случае объектами недвижимости заявителя) ошибочно выводилась кадастровая стоимость с более ранней датой внесения кадастровой стоимости, тогда как должна была выводиться стоимость с более поздней датой внесения. Таким образом, судами было установлено, что объективные сведения о кадастровой стоимости содержались в выписке, которой руководствовалась Инспекция.

С учетом данных обстоятельств, суды признали решение налогового органа в части доначисления Обществу налога на имущество организаций за 2020 год законным и обоснованным.

Вместе с тем, суды посчитали, что у Инспекции отсутствовали основания для начисления налогоплательщику пени в соответствии со статьей 75 НК РФ за нарушение срока уплаты налога на имущество организаций за 2020 год, поскольку Общество использовало для целей налогообложения те сведения, которые Обществу предоставил Росреестр,

По мнению судов, неблагоприятные имущественные последствия ошибок, допущенных налоговыми органами, или, как установлено в рамках настоящего дела, Управлением Росреестра, не могут с безусловностью возлагаться на добросовестных участников оборота.

В связи с этим, суды всех трех инстанций признали решение налогового органа недействительным в части начисления пени, поскольку формирование выписок с недостоверными сведениями произошло по техническим причинам, не зависящим от Общества.

 


Возврат к списку



























Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru