Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Раскрытие информации
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за октябрь 2022
Арбитраж за сентябрь 2022
Арбитраж за август 2022
Арбитраж за июль 2022
Арбитраж за июнь 2022
На главную

Арбитраж за июнь 2022

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за июнь 2022 года

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 16.06.2022 N 301-ЭС22-4481 ПО ДЕЛУ N А29-2698/2020

Общество привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения в виде штрафов, кроме того Обществу доначислены налоги и пени.

Основанием для начисления налогов, пеней и штрафов послужил вывод налогового органа о создании искусственных условий для применения специального налогового режима в виде УСН путем формального привлечения взаимозависимых индивидуальных предпринимателей к операциям по реализации прав на объекты строительства.

Считая решение инспекции незаконным, общество обратилось в арбитражный суд.

Суды трех инстанций в удовлетворении заявленного требования отказали. Суды отметили, что общество являлось организацией одной группы взаимозависимых и аффилированных лиц, которыми проводилась согласованная политика при строительстве объектов недвижимости, предоставлении в аренду транспортных средств, приобретении земельных участков для строительства.

Вместе с тем суды отклонили доводы заявителя о необходимости проведения "налоговой реконструкции" хозяйственных операций при применении статьи 54.1 Налогового кодекса, посчитав, что размер недоимки налоговым органом определен правильно.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество, ссылаясь на существенное нарушение норм права, просит отменить судебные акты и удовлетворить требование.

Верховный суд счел заслуживающими внимания доводы Общества о том, что начисление налоговых обязательств по общей системе налогообложения без учета налогов, исчисленных и уплаченных каждым предпринимателем за спорные налоговые периоды, по которым объединены их доходы, является неправомерным, в связи с чем кассационную жалобу следует передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 08.06.2022 N 309-ЭС22-4514 ПО ДЕЛУ N А76-4651/2021

Между Банком (кредитор) и организацией-заемщиком, заключен кредитный договор, согласно которому кредитор предоставил заемщику кредит в размере 15 000 000 рублей.

В обеспечение обязательств заемщика по кредитному договору между кредитором Банком и Обществом, применяющим УСН, (залогодатель) заключен договор об ипотеке, по которому в залог передан земельный участок и расположенное на нем нежилое здание.

В дальнейшем заемщик был признан банкротом и в рамках банкротных процедур на имущество Общества, находящееся в залоге, обращено взыскание в пользу Банка.

Продать заложенное имущество с торгов не удалось и между обществом и банком (конкурсный кредитор) заключено соглашение о передаче в собственность имущества в натуре, о чем составлен акт приема-передачи объектов.

Налоговая инспекция посчитала, что налогоплательщиком не отражен доход от реализации недвижимого имущества, что послужило основанием для доначисления обществу налога в и пени.

Считая решение инспекции незаконным, общество обратилось в арбитражный суд.

Суды трех инстанций в удовлетворении заявленного требования отказали.

Отказывая Обществу суды отмечали, что в ситуации оставления за залогодержателем нереализованного предмета залога (имущества) такая передача признается реализацией, а потому передающая сторона отражает доход от реализации для целей исчисления налога на прибыль, а получающая - вправе принять налог к вычету.

Не согласившись с названными судебными актами, общество указывая, что выручка от реализации при УСН определяется кассовым методом исходя из поступлений, связанных с расчетами за реализованное имущество, работы, услуги или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах.

Общество полагает, что произведенная передача имущества в счет погашения задолженности, образовавшейся в результате неисполнения обязательства иным лицом, где налогоплательщик не являлся стороной кредитного договора, не привело к получению дохода ни в денежной, ни в натуральной форме, а, напротив, уменьшило активы общества.

Общество полагает, что в приведенном случае произошел взаимозачет между банком и заемщиком в связи с чем Общество в рамках спорных отношений выгодоприобретателем не является, а потому передача обществом имущества не признается реализацией. По мнению ВС РФ, изложенные обществом доводы заслуживают внимания, в этой связи кассационная жалоба вместе с делом подлежит передаче для рассмотрения в порядке кассационного производства Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА ОТ 03.06.2022 N Ф01-2432/2022 ПО ДЕЛУ N А43-27578/2021

Фонд провел выездную проверку Общества по вопросу правильности исчисления полноты и своевременности уплаты (перечисления) страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. В ходе проверки установлено занижение базы по страховым взносам на сумму выплаченных сотрудникам (обучающимся лицам) стипендий (ученических окладов) на основании заключенных с ними ученических договоров.

Общества привлечено к ответственности, в виде взыскания штрафа, также доначислены суммы страховых взносов и соответствующие пени.

Не согласившись с решением Фонда, Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.

Арбитражные суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что спорные выплаты не подлежат включению в базу по страховым взносам, и удовлетворил заявленное требование.

Рассмотрев кассационную жалобу Фонда, суд округа не нашел правовых оснований для ее удовлетворения, отметив, что сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда.

Так выплаты социального характера, не являющиеся стимулирующими, не зависящие от квалификации работника, сложности, качества, конкретных условий выполнения самой работы, не являются оплатой труда работников.

Поскольку предметом ученического договора не является выполнение трудовой функции либо выполнение работ (услуг), стипендия, выплачиваемая организацией обучающемуся лицу, в том числе работнику организации, на основании данного договора, не является объектом обложения страховыми взносами и не подлежит включению в базу для начисления страховых взносов.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА ОТ 16.06.2022 N Ф04-2823/2022 ПО ДЕЛУ N А70-8951/2021

Налоговый орган доначислил НДС, налоги на прибыль и на имущество, пени, в том числе по УСН, штрафы, указав на направленность действий общества на получение необоснованной налоговой выгоды посредством дробления бизнеса ввиду нахождения Общества и Контрагента по одному адресу, совпадения видов их деятельности, наличия одного бухгалтера, общих сотрудников.

Считая оспариваемое решение Инспекции недействительным, Общество обратилось в арбитражный суд.

Удовлетворяя требование Общества о признании недействительным оспариваемого решения Инспекции, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, пришли к выводу о недоказанности налоговым органом наличия в действиях налогоплательщика признаков недобросовестности и направленности его действий на получение необоснованной налоговой выгоды посредством создания схемы "дробление бизнеса".

В обоснование вывода о том, что единственной целью создания Контрагента являлось стремление Общества сохранить право на применение УСН и получить налоговую экономию, Инспекция ссылалась на ряд обстоятельств, установленных в ходе проверки, а именно: нахождение по одному адресу, совпадение видов деятельности, наличие одного бухгалтера, общих сотрудников; наличие единого телефонного номера, подписание документов обществ одними и теми же сотрудниками.

Однако судами было установлено, что Общество в проверяемом периоде имело в собственности нежилые здания, располагало иными основными средствами, производственным оборудованием, производственным и хозяйственным инвентарем, а также другим необходимым имуществом.

Согласно объяснений Общества, Контрагент был создан только с целью занятия продажей лесоматериала, что является более коротким экономическим процессом, позволяющим оборачивать денежные средства быстрее, чем в экономической модели, включающей производство.

По результатам оценки представленных в материалы дела доказательств суды поддержали доводы налогоплательщика, что в проверяемый период Общество и Контрагент самостоятельно осуществляли различные виды предпринимательской деятельности (первое - производство и реализацию преимущественно собственной продукции, второе - торговлю приобретаемой у третьих лиц продукции).

При этом судами установлено, что Контрагент самостоятельно нанимал своих сотрудников, нес расходы по аренде торговых площадей, на собственные средства закупал оборудование, вел раздельный бухгалтерский учет, имел отдельный баланс, отдельный расчетный счет, осуществлял по результатам самостоятельной хозяйственной деятельности уплату налогов и сборов, что налоговым органом не опровергнуто.

Кассационная инстанция поддержала выводы судов, что отдельные установленные Инспекцией при проверке обстоятельства не свидетельствуют об осуществлении в проверенном периоде обществами деятельности как одним хозяйствующим субъектом.  

Требование Общества удовлетворено правомерно, поскольку общество и контрагент самостоятельно осуществляли различные виды предпринимательской деятельности, не доказано наличие в действиях сторон согласованности, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА ОТ 10.06.2022 N Ф04-2085/2022 ПО ДЕЛУ N А03-2529/2021

Инспекцией проведена выездная налоговая проверка в отношении Общества, по результатам которой принято решение о привлечении заявителя к ответственности в виде штрафа, также Обществу доначислены НДС, налог на прибыль и пени.

Основанием для принятия оспариваемого решения послужили выводы налогового органа о создании Обществом с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, схемы снижения налоговых обязательств в результате "искусственного дробления бизнеса" путем формального распределения выручки от осуществляемой им деятельности на подконтрольное взаимозависимое лицо с целью создания условий для сохранения права на применение УСН.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды первой и апелляционной инстанций исходили из доказанности совершения Обществом преднамеренных действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды; о неправомерном применении заявителем специального режима налогообложения и обоснованном доначислении ему налогов по общей системе налогообложения.

 Суд кассационной инстанции согласился с выводами нижестоящих судов о том, что Общество умышленно вовлекло в процесс выполнения строительно-монтажных работ Контрагента, который обладал правом на применение УСН, с целью распределения выручки от выполнения строительно-монтажных работ между заявителем и взаимозависимым лицом таким образом, чтобы обеспечить за Обществом формальное сохранение права на применение УСН и избежать уплаты налогов по общей системе налогообложения.

Вместе с тем, суд кассационной инстанции пришел к выводу о неисследованности судами вопроса о правомерности доначисления налогов по общей системе налогообложения, пени, штрафов без учета УСН, исчисленного и уплаченного Обществом и взаимозависимым лицом в отсутствие законодательно установленной обязанности по его уплате.

Поскольку вопрос о правомерности доначисления налогов (пени, штрафа) с учетом переплаты по УСН судами не исследовался, кассационный суд отменил судебные акты в части отказа в удовлетворении требования заявителя о признании недействительным решения Инспекции и направил дело в указанной части на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА ОТ 03.06.2022 N Ф04-2344/2022 ПО ДЕЛУ N А67-2451/2021

Налоговый орган доначислил индивидуальному предпринимателю НДС, взыскал пени и штраф ввиду нереальности хозяйственной операции по приобретению товара.

ИП обратился в Арбитражный суд с заявлением, о признании недействительным решения налоговой Инспекции о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в удовлетворении заявленного требования отказано.

Кассационный суд, признавая правомерность отклонения судами доводов ИП и подтверждая правильность действий налоговой Инспекции, тем не менее, обратил внимание на доводы ИП о несогласии с произведенными Инспекцией начислениями и о наличии у него права на вычет по НДС, а также довод об отсутствии у Инспекции оснований для проведения камеральной налоговой проверки.

Как установил суд округа, обоснованность произведенных Инспекцией начислений судами не исследовалась, соответствующие обстоятельства не устанавливались, оценка доказательствам, представленным заявителем в подтверждение права на вычет по НДС, не дана.

К тому же, в нарушение требований АПК РФ, суды не указали в судебных актах мотивы, по которым отклонили доводы ИП о незаконности произведенных начислений и отсутствии оснований для проведения камеральной налоговой проверки.

При таких обстоятельствах кассационный суд определил, что выводы судов об отсутствии оснований для удовлетворения требования ИП сделаны при неполном исследовании доводов заявителя, приводимых в обоснование своей позиции, в виду чего судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА ОТ 01.06.2022 N Ф04-1836/2022 ПО ДЕЛУ N А75-13825/2021

По результатам проведенной камеральной налоговой проверки Инспекцией установлено, что в книге покупок Общества за 2 квартал 2020 года отражен счет-фактура от 30.04.2020 N 151 на сумму 5 895 878,69 руб., в том числе 982 646,45 руб. НДС, выставленный Контрагентом.

При этом Контрагентом в разделе 9 "Сведения из книги продаж об операциях, отражаемых за истекший налоговый период" налоговой декларации по НДС за 2 квартал 2020 года именно по счету-фактуре от 30.04.2020 N 151 отражена реализация только на сумму 854 519,08 руб., в том числе НДС - 142 419,85 руб.

Данные расхождения и послужили основанием для возложения на Общество ответственности и финансовых санкций.

Общество обратилось в Арбитражный суд с заявлением к инспекции о признании недействительным решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением от 20.11.2021 Арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в удовлетворении заявленного требования отказано.

Как указали суды, применение налоговых вычетов по НДС является правом налогоплательщика и носит заявительный характер, в силу чего у Инспекции не было оснований полагать, что налогоплательщик воспользовался своим правом на налоговый вычет по счету-фактуре от 30.04.2020 N 150, который не отражен в его книге покупок.

Кассационная инстанция пришла к выводу, что суды сделали противоречащий представленным в материалы дела доказательствам вывод о том, что налоговым органом подтверждена обоснованность доначисления НДС (пени, санкций по статье 122 НК РФ) в связи с неподтверждением Обществом права на налоговый вычет в спорной сумме.

Как было установлено судом, произошла техническая ошибка, вследствие которой в книге покупок отражен один счет-фактура от 30.04.2020 N 151 на сумму 5 895 878,69 руб. (в том числе НДС - 982 646,45 руб.), вместо двух счетов-фактур, выставленных Контрагентом 30.04.2020 (N 150 и N 151) на ту же общую сумму (5 895 878,69 руб. (в том числе НДС - 982 646,45 руб.). То есть, налогоплательщиком ошибочно были объединены суммы по двум выставленным Контрагентом счетам-фактурам с фактическим указанием лишь одной из них - "счет-фактура от 30.04.2020 N 151".

В налоговой декларации по НДС за 2 квартал 2020 года Общество в состав налоговых вычетов включило 982 646,45 руб. (общий НДС согласно выставленным в его адрес со стороны Контрагента счетам-фактурам от 30.04.2020 NN 150, 151), при этом в разделе 8 декларации были указаны реквизиты только счета-фактуры N 151.

Требование Общество было удовлетворено, поскольку отражение Обществом в книге покупок НДС, подлежащего вычету по взаимоотношениям с контрагентом, одной суммой не привело к занижению налога, подлежащего уплате в бюджет, налоговому органу представлены первичные документы, подтверждающие право на вычет по НДС в сумме, которая заявлена в налоговой декларации.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 15.06.2022 N Ф05-11007/2022 ПО ДЕЛУ N А40-213063/2021

Общество обратилось в Арбитражный суд с заявлением к Государственному учреждению - Московское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации (филиал N 1) (далее - Фонд) об обязании применять в отношении общества страховой тариф по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2021 год, соответствующий виду осуществляемой деятельности "деятельность рекламных агентств" с кодом ОКВЭД 73.11 вместо самостоятельно определенного Фондом повышенного тарифа по основному виду деятельности "43.99.9 Работы строительные специализированные, не включенные в другие группировки." ввиду несоблюдения страхователем установленного срока предоставления документов, подтверждающего основной вид деятельности.

Суды всех трёх инстанций поддержали Общество.

Как установлено судами, виду непредставления страхователем в установленный срок сведений, подтверждающих осуществление основного вида экономической деятельности для отнесения к соответствующему классу профессионального риска и определения страхового тарифа на 2021 год, Фонд самостоятельно установил для общества страховой тариф на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в размере 0,9% по основному виду деятельности "43.99.9 Работы строительные специализированные, не включенные в другие группировки.".

Заявитель 20.07.2021 обратился с заявлением в Государственное учреждение - Московское региональное отделение Фонда социального страхования РФ (филиал N 1) об изменении размера страховых взносов, которое оставлено последним без удовлетворения, что послужило основанием для обращения в суд с настоящим заявлением.

При рассмотрении спора, суды пришли к выводу о том, что обществом документально подтверждены осуществление в спорный период основного вида деятельности "деятельность рекламных агентств" с кодом ОКВЭД 73.11, и обоснованность применения соответствующего страхового тарифа.

При этом суды верно исходили из того, что отсутствие подтверждения основного вида экономической деятельности или подтверждение его с нарушением срока не может являться основанием для применения наивысшего тарифа на обязательное социальное страхование, учитывая отсутствие доказательств, при наличии которых фонд пришел к выводу, что страхователь осуществлял деятельность, относящуюся к более высокому классу профессионального риска, и что позволило ему назначить размер страхового тарифа, соответствующий 8-му классу профессионального риска.

Страхователь, не представивший в установленный срок документы, не может быть лишен возможности представить фонду документы для подтверждения основного вида экономической деятельности; фонд должен оценить эти документы и принять решение об определении размера страхового тарифа с их учетом.

Требование Общества удовлетворено, поскольку отсутствие подтверждения основного вида экономической деятельности или подтверждение его с нарушением срока не может являться основанием для применения наивысшего тарифа на обязательное социальное страхование.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 08.06.2022 N Ф05-12052/2022 ПО ДЕЛУ N А40-100350/2021

Обществом представлена налоговая декларация по налогу на имущество организаций за 12 месяцев 2019 года, в которой заявлена налоговая льгота, установленная пунктом 9 части 1 статьи 4 Закона г. Москвы от 05.11.2003 N 64 "О налоге на имущество организаций" (далее - Закон N 64), в отношении 222 нежилых помещений (машино-мест), входящих в состав 2 зданий - гаражных комплексов. (далее - спорные объекты, спорные помещения).

Согласно информации, поступившей от Росреестра, Общество является управляющей компанией, которой принадлежат объекты недвижимого имущества (машино-места)

По результатам камеральной налоговой проверки Инспекция пришла к выводу о неправомерности применения Обществом льготы, предусмотренной пунктом 9 части 1 статьи 4 Закона N 64.

Решением Арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказано в полном объеме.

Постановлением апелляционного суда решение отменено, заявленные требования налогоплательщика удовлетворены.

Признавая позицию Заявителя ошибочной, суд первой инстанции указал, что такой объект недвижимости как машино-место (в том числе являющийся частью многоэтажного гаражного комплекса) не соответствует установленному законодательством понятию гаража-стоянки. В связи с чем, основания для применения к данным объектам недвижимого имущества налоговой льготы, предусмотренной пунктом 9 части 1 статьи 4 Закона N 64, отсутствуют.

Отменяя решение суда первой инстанции, апелляционный суд признал заслуживающими внимания доводы налогоплательщика о то, что в собственности Заявителя находится многоэтажный гараж-стоянка, право собственности на который оформлено путем регистрации права собственности на каждое машино-место в этом многоэтажном гараже-стоянке.

Суд округа отклонил доводы кассационной жалобы налогового органа и согласился с выводами суда апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Исходя из буквального толкования подпункта 9 пункта 1 статьи 4 Закона города Москвы N 64 критериями для освобождения имущества от налогообложения служат только количественные и качественные характеристики имущества, а именно: многоэтажность имущества (здания, помещения) и назначение использования имущества - гаражи-стоянки.

Из грамматического толкования вышеназванной нормы следует, что льгота применяется в отношении многоэтажных гаражей-стоянок.

При этом, судами установлено, что заявитель при заключении договоров участия в долевом строительстве фактически вкладывал инвестиции в строительство объекта - многоуровневый гаражный комплекс.

При завершении строительства, передаче доли в объекте строительства, факт регистрации права на объект недвижимости "машино-место" не должен расцениваться как отсутствие права на льготу, предоставленную в целях стимулирования строительства гаражей-стоянок.

 Таким образом, установленная подпунктом 9 пункта 1 статьи 4 Закона города Москвы N 64 льгота в полной мере должна распространяться на заявителя с учетом реализации соответствующих требований (вложение денежных средств в строительство многоуровневого гаражного комплекса, достижение эффекта - многоуровневый гаражный комплекс (с участием нескольких лиц) введен в эксплуатацию, что не оспаривалось ни налоговым органом, не опровергнуто в ходе рассмотрения дела).

Иной подход ставит в неравное положение лиц, вкладывающих денежные средства в объект целом и участвующих в строительстве в соответствующей доле (с учетом того, что в силу части 1 статьи 8 Закона N 218-ФЗ внесение сведений об объекте недвижимости в ЕГРН возможно только как на "машино-место", а не доля в многоуровневом гаражном комплексе).

При указанных основаниях, требования заявителя о признании недействительным решения инспекции подлежат удовлетворению. Постановление суда апелляционной инстанции является законным и обоснованным.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 02.06.2022 N Ф05-9913/2022 ПО ДЕЛУ N А41-16684/2021

Инспекцией проведена выездная налоговая проверка Общества по результатам которой, обществу предложено уплатить недоимки по налогу на прибыль и НДС, а также пени и штрафы в связи с получением Обществом необоснованной налоговой выгоды в результате создания фиктивного документооборота с Контрагентом - подконтрольной организацией.

Общество обратилось в суд с заявлением о признании решения недействительным, однако суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении требований Общества и в применении «налоговой реконструкции» отказали.

Кассационный суд, отменяя судебные акты нижестоящих судов, отметил следующее:

Даже при доказанности использования «технических компаний» налоговые органы не освобождаются от обязанности в рамках контрольных процедур принимать исчерпывающие меры, направленные на установление действительного размера налогового обязательства налогоплательщика, что исключало бы возможность вменения ему налога в размере большем, чем это установлено законом.

Применительно к операциям налогоплательщика, совершенным с использованием "технических" компаний это означает, что возможность применения "налоговой реконструкции", определяется не формальными, а материальными условиями - установлением по результатам налоговой проверки, в том числе при содействии самого налогоплательщика, лица, которое фактически производило исполнение по сделке, таким образом, чтобы вывести реально совершенные хозяйственные операции из "теневого" (не облагаемого налогами) оборота и осуществить их полное налогообложение (Определение Верховного Суда РФ от 19.05.2021 N 309-ЭС20-23981).

Суды отказали в налоговой реконструкции, в то время как инспекция в оспариваемом решении подтверждает реальность движения товаров в заявленном ассортименте и количестве, их поступление на склады Общества, Инспекцией также подтверждена транспортировка товаров бытовой химии, приобретенных у Контрагента. Заводы-изготовители, в рамках встречных проверок, подтвердили исполнение условий доставки готовой продукции до складов общества. Факт доставки партий товаров подтверждается транспортными накладными с отметками о приемке товаров на складе, отметками водителей о приеме груза, персональными данными водителей (ФИО), их контактными телефонами, марками транспортных средств, которые непосредственно перевозили данный товар, их регистрационными номерами, видами перевозимого товара, адресами погрузки и разгрузки товаров. Кроме того, Инспекцией также не оспаривается факт дальнейшей реализации обществом товаров сторонним покупателям (розничным сетям и гипермаркетам), ранее приобретенной у Контрагента.

При таких обстоятельствах кассационный суд пришел к выводу о том, что судами не была дана надлежащая оценка данным доводам общества, которые имеют существенное значение и могли повлиять на выводы судов по существу спора, в виду чего судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА ОТ 01.06.2022 N Ф06-18373/2022 ПО ДЕЛУ N А12-7/2021

Общество представило в инспекцию единую (упрощенную) налоговую декларацию за 2017 год с нулевыми показателями.

Инспекцией проведена камеральная налоговая проверка представленной налоговой декларации, в ходе которой установлено, что обществом в проверяемый период получен доход от реализации двух квартир в многоквартирном жилом доме.

В ходе проверки налоговым органом установлено, что Общество, являясь застройщиком многоквартирного жилого дома, осуществило реализацию двух квартир, принадлежащих Обществу на праве собственности.

При этом, как установил налоговый орган, Обществом обязанность по уплате налога на прибыль, полученного от реализации данных квартир, не исполнена.

Инспекция запросила у Общества пояснения и копии документов на приобретение недвижимого имущества, выбывшего в 2017 году, расходы, связанные с деятельностью организации, за 2017 год. В связи с тем, что Обществом документы и пояснения не представлены, налоговым органом приняты в расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль, только денежные средства, перечисленные поставщикам, за период 2014 - 2017 годов, отраженные по расчетному счету заявителя и определена средняя стоимость квадратного метра площади жилого дома в размере 4373 руб..

Не согласившись с решением инспекции, общество обратилось в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленные требования, суды  исходили из следующего.

Суды признали, что непредставление первичных документов, обязывало налоговый орган применить положения подпункта 7 пункта 1 статьи 31 Кодекса и определить также размер расходов проверяемого налогоплательщика исходя из особенностей его деятельности и сведений, полученных как из документов, находящихся в распоряжении инспекции, так и путем сопоставления таких сведений с информацией о деятельности аналогичных налогоплательщиков.

В свою очередь, налоговый орган, определив размер доходной части общества на основании сведений о поступлении денежных средств по расчетному счету, не предпринял надлежащих мер, в том числе связанных со сбором информации об аналогичных налогоплательщиках, истребованием информации у подрядчиков, установленных по расчетному счету, по определению расходной части при доначислении налога на прибыль.

Между тем судами были запрошены документы у подрядчиков Общества за период с 2013 года по 2017 год, а также назначена судебная экспертиза с целью определения стоимости расходов общества на строительство дома.

По мнению судов, финансовый результат застройщика от использования средств дольщиков по целевому назначению определяется в целом по объекту строительства (многоквартирному дому), а не по каждой квартире в отдельности.

На основании собранных доказательств, суды пришли к выводу о том, что налоговым органом использован не предусмотренный законом способ определения налоговой базы по налогу на прибыль для организаций - застройщика: в качестве налоговой базы учтены суммы, полученные от реализации двух квартир в построенном жилом доме, без определения сумм доходов и расходов в отношении жилого дома в целом. Также налоговым органом не представлено доказательств наличия у общества объекта налогообложения по налогу на прибыль в 2017 году и обязанности уплатить соответствующий налог.

Учитывая изложенное суды удовлетворили заявленные требования.

Судебная коллегия кассационного суда согласилась с выводами нижестоящих судов.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА ОТ 01.06.2022 N Ф08-3293/2022 ПО ДЕЛУ N А32-50673/2020

По результату выездной налоговой проверки Завода инспекция приняла решение о начислении недоимки по налогу на прибыль организаций и пеней, уменьшении убытка за 2016 год, взыскала штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса. Завод обжаловал решение инспекции в арбитражный суд.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, требование Общества удовлетворено по мотиву неправильного отнесения Инспекцией расходов завода к прямым, а не косвенным.

Кассационная инстанция поддержала доводы Завода, отметив, что Завод в учетной политике для целей налогообложения установил перечень прямых расходов, к которым отнесены затраты на приобретение сырья и материалов, используемых в производстве продукции; расходы на оплату труда работников, участвующих в процессе производства, а также начисленные на эти суммы страховые взносы; расходы в виде отчислений в резерв на предстоящую оплату отпусков работникам и в резерв на выплату премии по итогам работы за год.

Расходы по ремонту съемного оборудования списываются на затраты как косвенные расходы, что прямо определено в пункте 4.2. Приказа об учетной политике Завода.

Относя стоимость спорных услуг производственного характера к косвенным расходам, суд отметил, что спорные работы, выполненные привлеченными организациями, хоть и имеют непосредственное отношение к производственному оборудованию, участвующему в основном технологическом процессе производства ремонта изделий, связаны с поддержанием оборудования и основных средств в работоспособном состоянии, относятся к основному производству, входят в состав материальных затрат и используются при формировании себестоимости продукции, темнее менее могут включаться в состав косвенных расходов, поскольку Завод представил экономическое и рациональное обоснование их классификации как косвенных.

Судами учтено, что Завод и его контрагенты (подрядчики) осуществляют различные виды ремонтов (Завод - крупные узлы изделия, а его подрядчики - отдельных частей этих крупных узлов). Инспекция не представила доказательств, подтверждающих вывод о том, что услуги производственного характера, выполненные (оказанные) сторонними организациями в рамках сотрудничества по ремонту имущества, являются составной частью технологического процесса самого общества. Определенные Заводом особенности учетной политики связаны с отсутствием у Завода в момент подписания акта о выполнении субподрядных ремонтных работ сведений о том, к какому конкретно изделию они будут отнесены, что препятствует отражению как оконченной конкретной финансовой операции с контрагентом. По этой причине такие расходы учитывались на остатках продукции по транзитному счету 10 "Материалы" для учета наличия и движения материалов, запасных частей.

Требование Завода было удовлетворено, поскольку подтверждено отсутствие реальной возможности отнесения спорных затрат к прямым расходам, учетная политика Завода раскрывает в полном объеме порядок ведения налогового учета, применяемые формы документов налогового учета (регистров).

 


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 23.09.2022 г. по 22.09.2023 г. Страховой полис №  220Е0370R2311 от 23.09.2022 г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2021 г. по 29.10.2022 г. Страховой полис № 220Е0370R2500 от 30.10.2021 г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru